?

Log in

НОВАЯ МИДИЯ? Чтобы понять, какая судьба ожидает Ближний Восток,… - Добро пожаловать в Курдистан [entries|archive|friends|userinfo]
L_Rayden

[ website | Kurdish Online Group ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Jun. 3rd, 2006|06:44 pm]
L_Rayden
[Tags|, , ]

НОВАЯ МИДИЯ?

Чтобы понять, какая судьба ожидает Ближний Восток, надо понять курдов. Сегодня они представляют себя в качестве главной стабилизирующей силы в регионе и готовы всеми правдами и неправдами бороться за создание Курдистана, который они называют Новой Мидией, считая себя прямыми потомками древних мидийцев, и который намерены сделать образцово-показательным демократическим государством. Если в их претензиях есть здравое звено, то это меняет послевоенный план переустройства региона.

Долгое время Курдистан, разделенный между четырьмя государствами – Турцией, Ираном, Ираком и Сирией – рассматривался как этакая «зона прострации», где идет бесконечная и довольно беспорядочная война. Тем самым он превращался в удобный рычаг внешнего воздействия.

Это огромный чрезвычайно богатый регион со средневековыми традициями и укладом жизни и практически отсутствующей инфраструктурой. Сейчас в развитии стран Востока он как бы вынесен за скобки, но его значение как «зоны прострации» может быть акцентуировано внешним образом, когда подстрекаемые к вечным беспорядкам курды будут распространять состояние прострации вокруг себя.

Такая функция Курдистана исходит из устоявшегося и в целом соответствующего истине убеждения, что курды это народ-разбойник. Их воинственность является притчей во языцах. И всякий раз, когда курдский вопрос рассматривается в геополитических раскладах, именно эта черта и принимается во внимание. Так император Николай II планировал превратить курдов в Ефратское казачество. А на рубеже XIX и XX веков, когда Германия планировала полномасштабную реализацию транспортного проекта Берлин-Багдад с созданием сложнейшей инфраструктуры вдоль путей сообщения, своего основного рычага экспансии на Восток, она планировала по границам осваевоемой ей территории поселить курдские племена, которым отводилась роль сторожей, как об этом писалось, а по сути собак, которые кусают всякого, кто вторгнется в германские владения. Имелось в виду окружение линии экспансии полосой прострации.

По Севрскому договору после Первой мировой войны по инициативе Англии заходила речь о создании Независимого Курдистана, но от нее отказались очень быстро, посчитав, что курды абсолютно не способны к государственности. Проект этот восприняли почти как шутку, как идею эфемерного государства, означающее просто владение Англией Мосула и Киркука. Поскольку Англия тогда склонялась к идее формирования из различных этнических субстратов наций, то курды, как субстрат в данном случае крайне неподходящий, был откинут, а вместо него англичане взялись формировать из части арабов нацию иракцев. Этот проект казался им более реалистичным.

Сегодня взгляд на курдскую автономию как на эфемерное образование получил интересное современное преломление. Во всех описаниях Иракского Курдистана, где сейчас существует фактически самоуправляемая курдская территория, подчеркивается, что она подключена к интернету. Бытовые зарисовки не обходят вниманием изрядное количество интерне-кафе на улицах курдских городов,где все желающие за умеренную плату могут подключиться к мировой паутине, а также распространенность интернета в трех курдских университетах – как чуть ли не главного достижения курдской автономии. Эта автономия получает черты виртуального государства, связанного с миром почти исключительно через виртуальную реальность. Там пойди определи, что на самом деле за виртуальным образом, что представляет собой это «измышленное» образование, интернет-государство.

Между тем в Курдистане происходят совершенно неожиданные процессы. Курды сздали блестящую и очень сильную национальную мифологему и принялись активно воплощать ее в жизнь.

Она исходит из того же традиционного представления о воинственности курдов, но превращает эту воинственность в атрибут укорененной в невероятной тьме тысячелетий государственности.

В ее основании лежит самовосприятие курдов как «народа-героя», который может все и без которого не обходится ни одно важное событие в мире.

«За Россией навеки закрепилось понятие «Святая Русь». Мы знаем «прекрасную Францию», «старую добрую Англию», помним о «германской верности». Частью генетики курдов стало закрепленное за ними название «народ-герой». Мы курды – самый свободный народ на земле. Курды это доказали, не выходя из сражения пятьдесят веков. Никого курды так не жалеют, как мужчину, умершего в своей постели. Курды, воспринявшие войну как религиозное призвание и род послушания перед Творцом. Малодушия курды остерегаются как чумы и считают трусость признаком оставленности Творцом и верят: только отважным владеет Бог, а «страх рождает сатану», – утверждает русскоязычная газета «Новый Курдистан».

Воинственность – признак аристократизма, аристократизм – основа царской власти, царь- первый воин, царская власть – основа крепкого государственного порядка. По этой логике получается, что курды были первыми носителями государственного начала в мире: «Предки курдов были в числе первых на земле всадников и колесничих. Колесницы произвели отбор и создали первых на Земле аристократов. Царь – первый колесничий».

Библейскую историю курды трактуют так: они освободили евреев из Вавилонского пленения. Встреча мидян с евреями на реках Вавилонских перевернула, как утверждается, духовные судьбы человечества. «После этого сретения благодарные освобожденные евреи, потрясенные размахом и нравственной глубиной религии освободителей-зороастрийцев, впервые уверовали в свою мировую судьбу».

Курды считают себя прямыми потомками древних мидийцев, а своей истории насчитывают аж семь тысяч лет. Мидия – золотая легенда курдов. И курдская автономия на Севере Ирака для них, стало быть, есть начало «Новой Мидии».

Что это, еще одна личина виртуальности курдского административного образования или реальное выражение нового этапа курдской культуры?

Трансформация общества слабо связанных между собой кочевых разбойничьих племен в четко упорядоченное и организованное общество не представляет собой ничего невозможного, если учесть одну из центральных тем «золотой легенды» курдов – образ царя-война. Вопрос в том, какими чертами обладает образ царства. Очевидно, что это царство воинов. Война – это в идеале постоянное занятие курда. Грабеж на больших для курда это тоже война, когда воевать в данный момент пока больше не с кем. Тут важно, что для курда сам процесс грабежа был самоцелью. Трофеи его не слишком интересовали. Его основной интерес был в наступательном действии, в любых условиях и при любых обстоятельствах; оно как бы делает любого индивида – «царем».

Курды большие индивидуалисты. Даже частная собственность на землю у них существовала практически в необозримой ретроспективе, и этим они резко выделялись среди окружающих их народов. Так же выделялись они среди своих соседей по своему отношению к женщине, которая всегда была равна мужчине.

Используя идеологию так называемого «политического ислама», радикальные группировки пытаются возвести стену отчуждения между курдами и их историей, культурой, языком и обществом в целом. Курдские женщины всегда активно участвовали в сражениях. Воительница в чадре невозможна. Чадра – признак лишения свободы, а без свободы человек более не человек.

Но что означает для курдов свобода? Возможность воевать. Воевать и побеждать – значит «выполнять свое Божественное предназначение».

Необыкновенный всплеск яркой националистической идеологии возник у курдов как компенсация после их разгромного поражения – после «Анфаля», чудовищной кампании, проводимой иракским режимом в курдских районах в 1988-89 гг., в результате которой погибли или пропали без вести 182 тысячи курдов, были разрушены 4 тысячи курдских деревень, и после гибели десятков тысяч курдов в курдо-турецкой войне многие годы длящейся на юго-востоке Турции. Когда мифологема воина сама по себе не дает курдам возможности противостоять внешнему миру, активизировалась вторая мифологема – «царство».

То, что происходит на Севере Ирака называют «курдским чудом». Там начали реально складываться структуры, которые аналитики считают необычно демократическими для Востока. Необыкновенно быстро идут социальные и культурные преобразования. В последнее время в Курдистане состоялись две книжные и две торгово-промышленные выставки, в которых приняли участие не только курдские предприниматели, но и представители многих стран региона. Было создано два новых телевизионных канала – спортивный и образовательный. Три курдских университета – Эрбиля, Сулеймании и Дохука – провели конференцию, на которой были рассмотрены меры для дальнейшего развития системы высшего образования. В университете Сулеймании создан Центр стратегических исследований. Были изданы десятки книг – политических, научно-популярных, публицистических и произведений художественной литературы, иллюстрированные издания для детей. Но особо премиер-министр регионального правительства курдов Бархам Салех подчеркивает развитие интернета, который превращается в некий новый атрибут воина, гарант его свободы: «Современные средства связи делают человека независимым, так как никакие власти не могут запретить получать информацию в неограниченном количестве».

В ноябре 2003 года курдский парламент одобрил два основополагающих документа – конституцию курдского региона, в соответствии с которой его столицей должен стать г. Киркук, и конституцию будущего федеративного Ирака. Последнее означает, что действия курдов вновь становятся наступательными. «Иракские курды становятся ключевыми игроками в иракской и региональной политике» – говорит премьер министр курдской автономии Бархам Салех. Да и многие независимые эксперты полагают, что курды вправе рассчитывать на то, что в новом руководстве их роль будет более значительной, чем их доля в населении Ирака.

Принято считать, что Курдистан является «пороховой бочкой», грозящей взрывом, дестабилизацией и распадом сразу нескольким государствам. Однако сами курды считают, как об этом пишет газета «Новый Курдистан», что «горы Курдистана могут стать гораздо более стратегически важными, чем горы Афганистана. Они могут стать фактором стабильности, который позволит народам региона не только наслаждаться результатами экономического процветания, но и жить в странах, в которых соблюдаются права человека, принципы демократии и свободы».

Таким образом, политика курдов отнюдь не сводится к просто созданию независимого Курдистана. Подспудно они выражают намерение управлять всем регионом. То есть, создать картину, вроде бы противоположную той, с который мы начали статью. Создать «Мидийское царство», которое так или иначе подчинит себе соседние страны. Идея совершенно неосуществимая силами самих курдов, но осуществимая при помощи извне. На эту потенцию Курдистана следует принимать во внимание.

Реализация проекта «Новой Мидии» в качестве сильного по региональным меркам и даже вполне демократического государства (что возможно благодаря врожденному индивидуализму курдов) реально,

Вполне возможно, что оно станет и своеобразном фактором стабильности региона, построенной на постоянном напряжение между его центром и периферией, и внешние силы вполне могут управлять регионом через Курдистан – в случае, если появится желаие ослабить роль региональных держав Передней Азии. Курдистан станет потенциальным агрессором, создающим зону прострации не внутри себя, а вокруг себя. В этом случае этот регион никогда не станет прозрачным и самодостаточным, и начнет приобретать черты, которые противоречат российскому влиянию в нем.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: gkozlov
2006-06-19 11:05 pm (UTC)
Современный иврит действительно отличается от древнееврейского. Современный иврит - язык новый и перестроен для современных нужд. Многие слова означают далеко не то, что раньше. Но древнееврейский язык и арамейский были не забыты евреями и книги на обоих языках писались спустя много лет после того, как эти языки вышли из употребления. Кабалла, кстати, была написанна на арамейском (или по крайней мере, её часть) Да, действительно, есть народы, которые считают себя евреями, но по настоящему они больше обращённые в иудаизм, например народ фалаша в Эфиопии (Правда, возможно, часть их всё-таки смешанна с евреями) То что часть евреев Восточной Европы происходит от хазар... Может быть, не знаю. Хазары в восьмом веке приняли особый еретический иудаизм караимского толка, возникший в седьмом веке в Месопотамии, и еврейские купцы часто находили приют в государстве хазар. Но может быть часть хазар-караимов впоследствии приняла "настоящую" еврейскую веру и смешались с евреями. Никто не знает. Это лишь гипотеза.
(Reply) (Parent) (Thread)